И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос.

Ну... у меня хотят купить две моих картины... – я хотел назвать и имя этого покупателя, но я ведь даже не удосужился узнать его имени. Черт, со мной вообще невозможно вести какие-либо дела. Я и вправду несерьезно отнесся к делу, не узнать имя заказчика это, по меньшей мере, неприлично, да и непрофессионально.

Ты не рад этому? – спросил Фрэнк, и я почувствовал, как он повернулся, чтоб посмотреть на меня, потому поднял голову, чтоб тоже видеть его.

Рад, конечно... – ответил ему я, хотя мой голос никак не говорил об этом, он оставался все таким же безучастным. Фрэнк этому даже как-то И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос. удивился, это было заметно по выражению его лица. Он ведь знает о том, как я мечтал, чтоб как-то продвинуться в своем деле, он видел, как это для меня важно, а сейчас я веду себя, как будто мне все равно и, конечно, для него это выглядит немного странно.

И когда ты собираешься этим всем заниматься? – поинтересовался Фрэнк. Он задал этот вопрос так, будто бы ожидает услышать от меня точную дату.

Когда выставка закончится, я заберу свои работы, а потом уже буду разбираться с остальными делами. Просто не вижу смысла, решать что-то сейчас, - ответил ему я и прикрыл глаза.

Хорошо И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос.... А теперь отдыхай, по-моему, ты уже устал от нашей болтовни, - сказал он, мягко улыбнувшись, я не стал ему перечить, потому что с Фрэнком этот трюк не пройдет.

Он отодвинулся и уложил меня на кровать, положив голову на подушку. Я все еще чувствую себя слабым... и это постоянно плохое самочувствие, будто температура уже перевалила за сорок пять градусов. И утомляет не только это, а и постоянное круглосуточное лежание на кровати, мне кажется, что я скоро и ходить разучусь. Но уже совсем скоро все пройдет, я буду чувствовать себя здоровым, и все изменится в лучшую сторону, я действительно сейчас в И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос. это верю. Ведь теперь у меня есть человек, который не бросит меня, а значит, все должно быть хорошо.

******

Я не знаю сколько дней прошло с того момента, как мы с Фрэнком вместе. Я не знаю, сколько дней прошло с того времени, как я вылечился, но произошло это совсем недавно вроде бы, пару дней назад. Я не знаю, сколько времени я, валяюсь в этой гребаной кровати, не смотря на то, что уже здоров. Просто ничего не хочется делать, кажется, что ничего не имело смысла. Да и что изменилось? Теперь я смотрю на мир трезвым взглядом, теперь героин не дурманит мой И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос. мозг, теперь я умру на несколько лет позже, чем мне было суждено неделю назад? Я хотел освобождения, а чувствую пустоту. Фрэнк говорит, что так и должно быть, что это депрессия, которой не избежать, все кто проходят через ломку, потом встречаются с депрессией. Он говорит, что это нормально, что это совсем скоро пройдет, если я и сам настрою себя на то, что я выберусь из этой ямы, в которую я влез когда-то давно и до сих пор не могу вылезти. Он говорит, что я просто должен поверить в себя и у меня все получится, а он будет помогать мне, как сможет И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос.. Что думаю по этому поводу я? Честно говоря, вообще ничего не думаю, мне не хочется ни о чем думать. Единственное, что я вижу, это то, что в этом мире я так и остался никому не нужным никчемным художником, которых миллионы, которые похожи друг на друга до такой степени, что и не отличить. Я смотрю в окно – ничего не изменилось, все точно так же, все тот же март, отвоевывающий права весны и тепла. Фрэнк говорит, что я тоже должен бороться, если хочу чего-то добиться, что я должен быть сильным. Какой я к черту сильный? Какая борьба? У меня И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос. давно уже нет сил на эту борьбу, я потратил все, пока боролся с зависимостью... А может, зря все это было? Что я в итоге выиграл? Здоровье? Плевать я хотел на здоровье, которое ничего не меняет в моей жизни, ничего...



Правда, теперь у меня есть Фрэнк. Единственное, пожалуй, что у меня есть и то, что я сейчас боюсь потерять. Но вот только зачем ему такой неудачник, как я, которому ничего в этой жизни не светит. Зачем он подписался на это мучение с человеком ни на что не годным, человеком без будущего. Ему не нужен такой, потому что он И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос. полная моя противоположность. Он уверен в себе, он знает, что ему нужно и получает это. В конце концов, в нем есть та самая сила, которой нет у меня и о которой он мне постоянно говорит. Не знаю, сколько еще он выдержит тащить на себе меня и продолжать помогать мне. Почему бы ему не плюнуть на меня и не послать к чертовой матери, он для меня и так слишком много сделал, а я ничуть не изменился, я остался тем же придурком, что и раньше. Я ему не нужен, он, наверное, и сам это уже понял... может, ему меня просто жаль И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос.. Я не заслужил его заботы, я слишком ничтожен для такого, как он. Он пытается вселить в меня веру, а у меня уже нет сил даже для того, чтоб верить. Он говорит, что так не будет всегда, нужно просто переждать. Мне стыдно, что ему попался я, а не кто-нибудь другой. Мне стыдно, что я не могу оправдать его надежд, что я никогда не буду тем, кто ему на самом деле нужен.

С тех пор, как я вылечился я еще не выходил на улицу – пока что я предпочитаю смотреть на нее из окна, как я делаю сейчас. В небе летает стая голубей И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос., которые с моего положения кажутся лишь летающими серыми точками с крыльями. На улице мало людей, да и вообще под моим домом мало кто гуляет, не самое примечательное место для прогулок. Фрэнк сказал, что сегодня не пойдет на работу, не знаю по какой причине, но я говорил ему, что если это из-за меня, то зря он так сильно переживает за меня и жертвует своей работой. Я не достоин такого внимания к себе, и я никогда не устану повторять себе это.


documentbeajfgb.html
documentbeajmqj.html
documentbeajuar.html
documentbeakbkz.html
documentbeakivh.html
Документ И кто это был? – спросил он, с неприкрытым интересом в голосе. Слышно, что его тем или иным образом волнует этот вопрос.